ОАО «ПриволжТрансСтрой»

В.Иващенко: "С нашим коллективом мы можем построить все"

– Владимир Николаевич, в сферу деятельности вашей компании входят жилое и промышленное строительство, масштабные работы по проектированию, возведение религиозных сооружений и железнодорожных объектов. А что для вас является предметом особой гордости?

– Прежде всего предметом нашей гордости является именно наш коллектив. ОАО «Приволжтрансстрой» – это многоплановое предприятие, созданное в 1943 году и сформированное еще по советской модели треста с полным циклом производства: от получения исходно-разрешительной документации и проектирования, до строительства и производства железобетона. Трудности компания успешно преодолевала, не развалившись и не рассыпавшись. Возникало изредка желание сбросить долги и разойтись на десяток или больше мелких предприятий. Выживать поодиночке проще, чем в большой компании. Поэтому испытываю гордость, что мы не только сохранили свой потенциал, но и создали проектный институт, купили бетонные заводы и продолжаем активно развиваться. Считаю, что это заслуга именно команды «Приволжтрансстроя».

– Разразившийся общероссийский кризис стал для многих причиной серьезного падения объемов производства и снижения масштабов работ. Насколько значительным оказался удар для вашей компании?

– «Приволжтрансстрой» вошел в кризис не с падением объемов, а с ростом. Дай Бог за это здоровья нашим заказчикам, которые останавливают свой выбор именно на нашей компании и доверяют нам свои инвестиции. Большие стройки по России мы ведем для ЗАО «Тандер» – сети магазинов «Магнит». Для него мы уже построили логистические центры в Зеленодольске, Воронеже и Волгограде, в этом году уже закончили в Смоленске, а в октябре у нас в планах стоит закончить центр в Пензе. Сейчас выиграли тендер на строительство в Оренбурге.

Мы – подвижная компания, ведь недаром в нашем названии есть слова «транс-строй». Еще со времен социализма привыкли перемещаться по России. Ехать туда, где есть необходимость в наших руках и способностях, а не сидеть в кабинете в ожидании заказов. Активно перемещаемся по стране, но параллельно не забываем и про Волгоград. Падения объемов у нас нет. Но считаю, что, даже если бы кризиса не было, его необходимо периодически придумывать. В спокойное время обрастаешь, как корабль ракушками, ненужными связями и ненужными структурами. А необходимо постоянно находиться в тонусе, оптимизировать процессы, искать новые материалы, новые технологии. Кризис – это не всегда плохо.

– Насколько значимым для вас является сектор жилищного строительства в Волгограде и Волгоградской области? Предполагаете ли расширять или, напротив, сворачивать, свое присутствие в этой сфере?

– Жилищное строительство – это один, причем не самый крупный, сегмент нашей деятельности, но уже около пяти лет мы постоянно присутствуем на рынке жилья Волгограда. Один дом в год мы строим как заказчики-застройщики, а один дом – либо для Министерства обороны, либо для муниципалитета по различным программам.

Бросать это направление мы не собираемся. Есть обязательства перед поверившими в нас дольщиками, которые будем выполнять. Выиграли тендер по застройке квартала на улице Клубной в Ворошиловском районе Волгограда, где будет пять 16-этажных жилых домов. Один из них уже сдан в прошлом году. К новому году планируем сдать второй дом, и уже начали строительство в этом квартале третьего дома на 260 квартир.



Кроме того, мы участвовали в двух конкурсах по застройке земельных участков в поселке ГЭС Тракторозаводского района и готовимся участвовать в программе «Жилье для российской семьи». Думаю, уже через годик-другой мы запустим там проект с парой домов на 350–400 квартир с полной отделкой по цене 35 тысяч рублей за квадратный метр. Это хороший район – рядом Волга, высокая транспортная доступность, и нам он нравится.

– Многие крупные компании постепенно переводят свою активность из Волгоградской области и покидают регион. Сохраняет ли «Приволжтрансстрой» свою прописку в Волгоградской области или предпочтет развивать свои проекты в других областях России?

– «Приволжтрансстрой» был создан в 43-м году именно для восстановления Сталинградского узла. Мы строили здесь речной вокзал, концертный зал, аэропорт и еще более тысячи зданий. Поэтому, если мы останемся востребованы в Волгоградской области, будем счастливы вдвойне. Конечно, лучше строить в своем регионе. Мы построили здесь уже три логистических центра: для «Магната», для ЗАО «Тандер» и для «Покупочки» в Ерзовке.

Раньше мы себе очерчивали радиус деятельности в 600 километров от Волгограда, с тем чтобы быть конкурентоспособными со своим железобетоном. Начиная с 2011 года мы считаем рентабельным работать на расстоянии до полутора тысяч километров от Волгограда для крупных строек и до 600 километров – для средних. Строили в Казани – 1400 километров, в Смоленске – 1300 километров от Волгограда. Крупный объект в Оренбурге? Что ж, собираемся, едем в Оренбург за 1400 километров от дома. Сейчас застраиваем в Пензе замечательную стройплощадку в 24 гектара. 64 000 квадратных метров под крышей, с современной инженерией, низкотемпературными и высокотемпературными холодильниками, а также всевозможными подсобными помещениями, сопутствующими крупному логистическому центру. Поэтому, где есть работа, где мы востребованы – туда мы и едем, но будем счастливы и работать только в Волгограде.

– Насколько востребованным, на ваш взгляд, оказался проектный институт «Приволжтрансстроя», и какие из спроектированных им объектов вы бы хотели особо отметить из-за их сложности или общественной значимости?

– Изначально проектного института у нас в «Приволжтрансстрое» не было, и мы создавали его с нуля. Сначала это был небольшой отдельчик, потом – группа, а сейчас это по нынешним меркам крупный институт, в котором трудится порядка 70 человек под руководством его директора Елены Провоторовой. Востребованность института в том, что мы предлагаем заказчику полный комплекс услуг, разрывая порочный и всегда проблемный треугольник: заказчик-проектировщик-подрядчик. В результате за последние, пожалуй, пять лет нет практически ни одного объекта, который мы бы строили не по проекту своего института.

Мы начинаем объект, когда на нем есть только концепция, и значительно сокращаем сроки. Например, начинаем магазин, по которому есть только эскиз, и параллельно с проектировщиками возводим его «под ключ» примерно за шесть-восемь месяцев. Даже логистический центр, к примеру, у нас в Ерзовке, мы спроектировали и построили за восемь месяцев, а это все-таки 42 тысячи квадратных метров.

Очень большая и сложная работа выполнена нашими проектировщиками и по зданию городского детско-юношеского центра. Это объект, который был запущен в самом плохом смысле этого слова: несколько лет не эксплуатировался, подтапливался, поджигался и проседал. Тем не менее мы взялись за него, и сейчас проект уже находится в экспертизе. Очень достойным, считаю, получился и проект храма Александра Невского в центре Волгограда, который сейчас находится на корректировке. Не меньше внимания достоин и проект нового дома для престарелых и инвалидов в селе Мачеха Киквидзенского района. По нему мы прошли экспертизу, получили разрешение, и строители сейчас уже заканчивают нулевой цикл.

– Вы упомянули о выполненном проекте реконструкции волгоградского ГДЮЦа. Известно, что именно «Приволжтрансстрой» уже проводил работы по сохранению здания. Насколько предполагается преобразить ГДЮЦ, и будет ли положен конец разговорам о сползании его в пойму реки Царица?

– Работа над ГДЮЦем велась нами в два этапа. Первый этап – это проведение мероприятий по сохранности здания, а точнее, того, что уцелело. Нами выполнена огромная работа по укреплению и стабилизации грунтов. Мы закачивали под высоким давлением раствор в грунт, заполняя все образовавшиеся за годы поры и пустоты. Порой за раз уходило и по восемь и по десять кубометров раствора. В том числе и на глубину до 24 метров, что ниже основания свай, забитых еще в 80-х годах. Девять месяцев мы наблюдаем за зданием, и могу сказать, что просадки прекратились. Заменена кровля на тех блоках здания, где не будет реконструкции каркасов, и положена временная кровля там, где предполагается усиление или замена перекрытий. То есть мы исключили попадание осадков под фундаменты, чего не было уже много десятилетий. Полностью закончена и установка окон, соответствующих новым теплотехническим требованиям. Работы по сохранности здания закончены.

Что касается самого проекта, который уже готов и находится на экспертизе, то заказчик ставил нам задачу максимально сохранить архитектуру здания. Основной акцент во время проектирования мы сделали на инженерии, то есть на современной начинке самого здания: кондиционировании, вентиляции, отоплении и оборудовании. Направления-то остались те же, что и раньше, – танцы, хореография, спортивное ядро, моделирование... Был, к примеру, фотокружок со всеми проявителями и закрепителями – сейчас это будет 3D-студия с компьютерами, и дети будут учиться на новом оборудовании. Там уникальный детский кукольный театр и замечательная изостудия со светом и с большими фонарями на потолках, с отличнейшей освещенностью. Большой переработке подверглась сцена, которая получит новое развитие и современное оборудование. Нам очень хотелось продолжить эту реконструкцию и воплотить то, что мы нарисовали, уже в жизнь. Ведь ГДЮЦ – это очень достойный объект, и Волгоград достоин такого объекта.

– «Приволжтрансстрой» спроектировал и построил много крупных православных храмов на территории Волгограда и Волгоградской области. Именно ваша организация занимается сейчас и проектированием копии храма Александра Невского на площади Павших Борцов. Почему, на ваш взгляд, именно храм должен стать архитектурной доминантой центра Волгограда, а не Дом Советов, как предполагалось во времена СССР, или, например, крупный торгово-офисный центр?

– История нашего города, на мой взгляд, охватывает не только период Великой Отечественной войны. Конечно, у нас совершенно патриотический город, и большинство памятников связано с войной. Сталинский ампир центра создан как самостоятельный и уникальный памятник. Но город существовал 400 лет, и я считаю, что нельзя забывать свое прошлое. А то, что место в затрибунной части площади Павших Борцов до сих пор пустует, то, на мой взгляд, ничего в жизни не делается просто так. Место не было застроено при социализме Домом Советов. Место не было застроено при капитализме каким-нибудь торговым центром. Оно сохранилось, какие бы власти ни были, и какие бы прожекты ни выдвигались. Я считаю, что это место сохранилось именно для храма и сквера.

Процесс проектирования воссоздаваемого храма Александра Невского мы уже в основном закончили. Более того, нулевой цикл уже готов даже в стадии рабочей документации. Сейчас мы готовимся в сентябре зайти на повторную экспертизу с учетом устранений всех вынесенных замечаний. За базу была принята замечательная работа москвичей из ЗАО «Росреставрация», проделавших огромную работу, и по фотографиям, данным из архивов и по сохранившимся подобным храмам воссоздали все фасады, габариты и параметры храма. Их работа легла в основу проекта. Предполагается воссоздать даже исторический кирпич, из которого он был построен. Только сейчас я подписал письмо в замечательную компанию «БИС» с просьбой произвести один миллион двести тысяч штук «Царицынского» кирпича, уникального как по размеру, так и по качеству. Они предварительно ответили согласием, сказав, что могут перенастроить линию и полностью обеспечить нас производством кирпича необходимого цвета и параметров, чтобы воссоздание храма было максимально приближено к оригиналу. Понятно, что современные пожарные нормы и требования по инженерии незначительно отразятся на его облике, но это будет именно храм Александра Невского, а не что-то другое.

– Ваша компания принимала самое деятельное участие в установке многих волгоградских памятников. Планируется ли сейчас продолжить работу в этом направлении и что еще ожидается к появлению в Волгограде?

– Исторически, еще со времен «Трансстроя», так сложилось, что у нас есть люди, которые высокопрофессионально работают с мрамором и гранитом. У нас хорошие, исторически налаженные связи и с производителями гранита в Казахстане, в Карелии, на Урале и в Китае. Когда нас приглашают к участию в этих проектах, то мы с удовольствием в них участвуем, так как это даже не бизнес. Это для души. В результате появляются и скульптурная композиция Петра и Февронии, и памятник медикам, и ангел города, и совершенно замечательный памятник Димитрию Солунскому, где поставлен 18-метровый александрийский столп из гранита, и памятник Маресьеву в Камышине... По собственной инициативе мы работаем и над благоустройством захоронений, причем не только в Волгограде. Очень хорошо, на мой взгляд, удалось обустроить братскую могилу в хуторе Старенький за Волгой, в которой похоронено более сорока человек, и, что уникально, сохранились имена всех погибших. Там стоял простенький деревенский обелиск, и мы по проекту Михаила Норкина выполнили обустройство этого захоронения. Это полностью наше финансирование, наша работа и наши руки. Обустройство захоронений в хуторе Степном и в станице Качалинской – это тоже наша работа. Из последнего выполненного нами – это скульптурная композиция воинам-афганцам в парке Памяти, где мы устанавливали гранитную плиту и памятник авторства Сергея Щербакова.

Но самое значимое, пожалуй, для нас сейчас – это разработка рабочей документации на строительство Часовни Мира на мемориальном кладбище в Россошках. Установить ее предполагается к 75-летию окончания Сталинградской битвы на нейтральной территории между немецким и советским захоронениями. Проект часовни уже выполнен замечательным немецким архитектором господином Юргеном Фон Ройсом – стилизованная, плоскостная композиция, где одна стена с крестом православным обращена в сторону советского кладбища, а стена с крестом католическим – в сторону немецкого. Вообще, Россошки – единственное в Европе, да и думаю, что и во всем мире место, где кладбища двух противников расположены друг напротив друга. Почему бы и не появиться впервые в мире месту, где две религиозных конфессии объединились бы на таком значимом и памятном месте. Мы это называем Часовней Мира, над ней работаем, и хотелось, чтобы она была воплощена в жизнь.

Не могу не упомянуть и храм Иоанна Кронштадтского. Храм, который мы строим вот уже девятый год в Краснооктябрьском районе Волгограда. Это тот же неовизантийский стиль, прообраз храма Александра Невского. Он на 99% выполнен руками именно работников «Приволжтрансстроя»: купола, медная кровля, кирпичная кладка, состоящая из 68 вариантов пиления кирпича, отделка, дубовые окна и двери. Все это – наш труд, и, я считаю, получается у нас достойно. Профессия строителя – замечательная! Поэтому поздравляю с наступающим праздником всех строителей! Самое лучшее, что есть на «Приволжтрансстрое», – это коллектив. Пока есть и будут такие люди – мы построим все.

Оригинал материала: http://v1.ru/text/person/64212269518848.html

Закажите обратный звонок!

Мы постараемся перезвонить Вам как можно скорее!
Заказать